Образовательная поездка белорусских мультипликаторов в Бухенвальд

9-14 сентября группа белорусских учителей и музейных работников со всей Беларуси посетили с образовательным визитом Мемориал Бухенвальд. Они изучили многие детали о деятельности его подразделений, разных методиках работы с молодежью, которые смогут использовать в своей повседневной педагогической практике. Побывали также в месте памяти «Топф и Сыновья» в Эрфурте, мемориале Миттельбау-Дора, узнали о проблемном прошлом известного города Веймар.

Многие участники теперь планируют привезти группы школьников в Бухенвальд, у них завязались активные контакты с сотрудниками мемориальных мест Тюрингии. В будущем также ожидается ответный визит в Беларусь мультипликаторов из этой части Германии, которые занимаются сохранением памяти о жертвах Второй мировой войны.

Данная образовательная поездка стала возможной благодаря проекту МОСТ (https://most-belarus.eu/), направленному на расширение контактов между гражданами Европейского Союза и Беларуси с целью обмена передовым опытом и улучшения взаимопонимания. Организаторами мероприятия выступили Историческая мастерская им. Л.Левина и Мемориал  Бухенвальд.

 

Немного впечатлений о поездке группы:

О Бухенвальде

“ Люди мира на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте:

Гудит со всех сторон –

Это раздаётся в Бухенвальде

Колокольный звон…»

Что так впечатлило в 1958 году поэта Соболева, написавшего стихи о концлагере Бухенвальд, ставшие для миллионов людей символом страшных преступлений нацизма в ХХ веке? Почему именно этот мемориал стал местом организованного при поддержке программы МОСТ образовательного семинара для белорусских учителей? Что полезного и важного увезли с собой белорусские педагоги?

19 участников (учителя, директора школ и гимназий, преподаватели ВУЗов и ССУЗов, музейные и научные работники) со всех регионов Беларуси приехали на шесть дней в бывший концентрационный лагерь Бухенвальд, ныне мемориал «Бухенвальд – Дора Миттельбау».

Каждый участник группы имел свою мотивацию: научиться новым методам работы с учащимися при изучении сложных тем; познакомиться с опытом немецких педагогов и музейных работников; найти материалы и документы для собственных научных исследований (о медицинских экспериментах третьего рейха, судьбе советских военнопленных, некоторых групп узников лагеря); познакомиться с педагогическими методами работы мемориала по работе с группами, в том числе учащимися; организовать международное сотрудничество и партнерство с учебными заведениями Веймара и Эрфурта.

Программа образовательного визита соответствовала трём принципам работы мемориала «Бухенвальд» с учебными группами:

- обучение через индивидуальное и групповое исследование с обязательным представлением результата;

- внимательное отношение к мотивации участников и помощь в её реализации;

- развитие критического мышления через широкий спектр педагогических методов и технологий.

Визит начался с утренней Spaziergang (прогулки) по Веймару: городу Шиллера, Гёте, Баха, Веймарской конституции и стиля Баухаус. Гуляя по старинным улочкам Веймара, невольно задаёшься вопросом: как рядом с таким городом, центром немецкой культуры, на горе Эттерсберг, мог возникнуть подобный концентрационный лагерь?

Отличие «K.L.B.» (концентрационный лагерь Бухенвальд) от сотни других лагерей состоит в том, что это не был лагерь смерти (здесь не было газовых камер), но были созданы нечеловеческие условия для труда и жизни заключенных. Пожалуй, именно в этом живописном уголке Тюрингии приобрёл свои чудовищные формы нацистский принцип «Lebensunwertes Leben» или «жизнь, недостойная быть прожитой». Так что это был за лагерь?

Бывший концентрационный лагерь Бухенвальд можно сравнить со сложным «текстом»: внутри которого кроется множество значений, символов и знаков, для понимания / прочтения / осмысления которых важно обладать достаточным интеллектуальным бэкграундом. «Изучить» эти тексты белорусским участникам помогали сотрудники мемориального комплекса «Бухенвальд и Миттельбау-Дора», места памяти «Топф и сыновья», фонда «Классический Веймар»: Йохахим Кёниг, д-р Юлия Ландау, куратор отдела мемориала «Советский специальный лагерь № 2», д-р Эльке Коллар, Ребекка Шуберт и другие.

«Образы Бухенвальда», методика работы с иллюстрациями (фотографиями, рисунками), предложенные нашим модератором Йоахимом Кёнигом вначале семинара, позволили соотнести уже имеющиеся представления участников о концентрационном лагере Бухенвальд, включить в процесс нашего познания визуальные источники. Дополнительно участникам предлагалось составить небольшой рассказ об истории за кадром: когда и кем был сделан снимок, какая задача была у автора изображения. Например, снимки лагерной жизни, сделанные сотрудниками SS, противоречат иллюстрациям узников и «ломают» наше представление о системе концентрационных лагерей.

Бывшая железная дорога и место бывшей станции, «дорога смерти» по которой прибывали узники в лагерь с железнодорожной станции «Веймар». Именно с них и началось наше знакомство с концентрационным лагерем. Знакомы ли были жители Веймара с этим местом? Да, они были свидетелями доставки узников в Веймар, перевозки трупов в городской крематорий. Однако если верить послевоенным признаниям и фотографиям, сделанным американскими военными после освобождения лагеря в 1945, где жители Веймара были запечатлены «в неведении и в ужасе от происходящего», то нет. Интересно, что именно община Веймара выразила протест против первого названия лагеря «К.Л.Эттерсберг», потому что это вызывало ассоциации с творчеством и жизнью известного поэта Гёте. Так лагерь стал «Бухенвальдом».

Второй день пребывания начался с посещения каменоломни. Йоахим Кёниг образно показал условия труда узников на этом объекте, особенно акцентировав внимание на его цели. Экономической эффективности от этого вида деятельности не было, нацисты использовали ее как средство разрушения личности и превращения людей в безропотную массу. Работа была как форма уничтожения: изощрённая система насилия, держащая людей в постоянном страхе внезапной смерти, а стимулирование послушания уже сломленых духом людей опиралось на базовые человеческие инстинкты, в некоторых случаях даже сексуального характера (лагерная проституция). Знакомство с этим местом дополнили использование воспоминаний узников, а также иллюстраций сделанных бывшими заключёнными.

Йоахим Кёниг предложил нам проследить историю людей, которые попадали в концлагерь, на примере советского военнопленного Александра Макеева, который служил в 1941 году в рядах Красной армии, недалеко от Гродно, после службы планировал стать учителем. Летом 1941, как и примерно два миллиона советских солдат, попал в плен, а уже в сентябре был отправлен в Бухенвальд, в один из пяти охраняемых специальных бараков… С сентября 1941 года начинается операция «Команда 99» по уничтожению советских военнопленных: в конюшне, переустроенной в комнату для медосмотра, было убито выстрелом в затылок 8 000 советских военнопленных… Мы можем почтить их память, на месте расстрела, на месте бараков, но увы мы не сможем возложить цветы к их могиле… 

«Странно. Иногда умирает сотня людей, и ничего не ощущаешь, а иногда — один, с которым в общем-то немногое тебя связывает, а кажется, будто это тысяча» - пишет в своем произведении «Искра жизни» Э.М.Ремарк. Группа продолжила работать с архивными документами, сохранившимися карточками советских военнопленных и других узников лагеря, след которых теряется в лагерном крематории.

Здание крематория – особое место в нацистском концлагере. В Бухенвальде 6 печей для кремации стали общей могилой для 56 тысяч сожжённых в них трупов. Сооружение сохранилось фактически в нетронутом состоянии. Крематорий – это символ жестокости нацистской идеологии, символ мученической смерти или же солидарности? Среди памятных табличек, установленных родственниками погибших узников, особое место занимает мемориальная доска лидеру немецких коммунистов Эрнесту Тельману, которого убили во дворе крематория. Сделано это было согласно идеологическим установкам ГДР, согласно которым лагерь интерпретировался как мемориал солидарности в борьбе с фашизмом.

"История не любит проигравших» – подтверждение этому выражению мы нашли в следующей части нашего семинара. «Трагедия» Бухенвальда не завершилась 11 апреля 1945 года, в 15.15, когда заключенные подняли восстание и освободили лагерь перед наступавшей 3-й американской армией. Бывшие узники через восемь дней дали па Аппель-пляц клятву строительства нового мирного и прогрессивного мира. В это время Тюрингия попадает в зону советской оккупации и вместо концентрационного лагеря Бухенвальд новые власти создают специальный лагерь №2 для интернированных преступников и пособников нацизма. Лагерь существовал с 1945 по 1950 год, в нем находилось до 28 тысяч человек, из них примерно 7 тысяч заключённых погибли от болезней, голода и холода. После расформирования лагеря, об этом эпизоде решили замолчать. Поворотным моментом в истории бывшего лагеря стало обнаружение тысячи братских безымянных захоронений узников советского лагеря. Доктор Юлия Ландау, знакомившая нас с отделом мемориала «Советский специальный лагерь № 2» отметила, что с момента открытия захоронений, началась долгая дискуссия о необходимости создания здесь отдельного музея и увековечивания памяти умерших немцев. «Жертвы и палачи» - в одном лагере: понятия несовместимые для белорусского мышления. История советского специального лагеря оказалась новой для многих участников группы и вызвала горячую дискуссию о том, насколько мы готовы признавать ошибки прошлого, как и признавать право на память о жертвах войны, воевавших по разные стороны линии фронта.

Третий день был посвящен аспектам музейной работы и проблемам интерпретации трагедии Бухенвальда во второй половине ХХ века. Занимаясь так или иначе темой концентрационных лагерей учитель или исследователь используют в своей работе воспоминания бывших узников, музейные выставки. Постоянная экспозиция мемориального комплекса Бухенвальд располагается в историческом здании бывшего склада вещей заключённых, в котором хранились личные вещи узников, и сегодня их можно увидеть в экспозиции. На ней представлены вещи, сделанные руками заключенных, например, рыбки из говяжей кости, раздобытой на кухне, поясок, сплетенный из тонкого провода, адресная книжка, сшитая кому-то в подарок и др. Эта выставка является последней крупной экспозицией, созданной в ФРГ совместно с выжившими узниками, историками, специалистами по музейному делу и дидактике истории. Художественная выставка рисунков, картин, сделанных бывшими заключенными, дополняет ощущение ужаса и в то же время помогает ощутить стремление к жизни.

Мемориал «Бухенвальдский набат», открытый в 1958 году, является ярким примером политики мемориализации в ГДР: героизация международной солидарности в борьбе с фашизмом под красным флагом коммунистической идеологии. Это совершенно другой по характеру мемориал, который полностью соответствует духу своего времени, впечатляет своим размахом и монументальностью. Сама башня по замыслу архитекторов должна возвышаться над ландшафтом так, чтобы её можно было видеть на отдалении – как напоминание трагедии и данной бывшими узниками клятве.

«Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком» - вспоминая слова Иоганна Вольфганга Гёте, мы отправились в город Веймар. Как же этот город сейчас обращается с его сложной многокомпонентной историей? На этот вопрос мы пробовали ответить вместе с представителем Klassik Stiftung Weimar д-ром Эльке Коллар, которая на примере архитектурных памятников и ансамблей города представила его в разных ипостасях: классический период, Веймарской республики, национал-социализма, эпохи разделения Германии и до наших дней. Уже в процессе живого общения участники обсудили, какие актуальные образовательные программы имеются в Веймаре, и узнали о возможностях для сотрудничества со школами Веймара.

Четвертый день начался в обсуждения идей, примеров и проектов педагогических практик в мемориале, с дискуссии «Как рассматривать «трудное» прошлое в педагогической работе». Мы обсудили цели и методы педагогической деятельности в мемориале Бухенвальд, познакомились с работой реставрационной мастерской, смогли на практике опробовать исследовательский метод работы с артефактами и историческими объектами, документами. Казалось бы, что может хранить в себе миска, кожаный крестик или шахматная фигура? Но за каждым артефактом кроется человеческая жизнь, трагедия личности, история повседневности. В дополнение к самим артефактам и своим историям, участники получили детальное описание историй артефактов, биографий их владельцев. Практическая часть семинара завершилась обсуждением идей о возможных способах сотрудничества и программах обмена между белорусскими учреждениями образования и мемориалом Бухенвальд.

«Бойся равнодушных! Это с их молчаливого согласия совершается все зло на земле!» - эпиграфам стали слова Юлиуса Фучика при посещении нашего следующей локации - документационного центра „Topf und Söhne“ («Топф и сыновья»). Что мотивировало немецких бизнесменов работать на политический режим Третьего Рейха? Жажда наживы или желание сохранить бизнес? Компания «Topf und Söhne» изготавливала промышленное оборудование для предприятий, вентиляционное оборудование, оборудование для крематориев (2% в общей прибыли предприятия), печи для сжигания мусора, и успешно реализовывала свою продукцию во всех точках земного шара. В процессе посещения выставки мы узнали об истории создания центра на месте бывшей фабрики, которая стала печально известной из-за изготовления кремационных печей для концлагерей. Нас поразила «банальность зла» инженеров «технологии массового уничтожения людей» Курта Прюфера и Фрица Сандера, которые по заказу SS с 1939 начинают изготавливать высокотехнологичные печи для крематориев (массового сжигания трупов) и оборудование для газовых камер, которое устанавливается в лагерях смерти и концентрационных лагерях: Аушвиц-Биркенау, Дахау, Маутхаузен, Гузен, Грос-Розен и др. Планировалась по документам установка подобных печей и в Могилёве, но они были перенаправлены в Аушвиц.

Главный инженер не был убежденным нацистом или антисемитом, и в какой-то степени считал себя героем. Как не вспомнить еще слова Юлиуса Фучика: «Герой - это человек, который в решительный момент делает то, что нужно делать в интересах человеческого общества». Курт Прюфер, проектируя эти печи, вентиляционное оборудование и газовые камеры, считал что поступает из гражданских и научных (инженерных) соображений. Он проявлял личную инициативу и заинтересованность, желая самоутвердиться, получить признание, победить конкурента, решить практичную задачу: через улучшение изобретения «решить проблему» сжигания большого количества трупов… Его словил СМЕРШ, судили (вину он не признал) и приговорили к 25 годам лагерей. Он умер где-то в Сибири в 1952 году. Завершается наше занятие словами Руты Ванагайте: «Величайший ужас Холокоста в том, что преступления совершали нормальные люди».

Четверг 13 сентября, пятый день семинара, был посвящен посещению бывшего нацистского концентрационного лагеря Дора-Миттельбау (Mittelbau Dora), в 5 км от Нордхаузена в Тюрингии, созданного в августе 1943 как подразделение уже существовавшего лагеря Бухенвальд. Основным предназначением его было подземное военное производство на заводе Миттельверк, в том числе выпускались ракеты ФАУ-1 и ФАУ-2, турбореактивные двигатели BMW-03 и UMO-004 для Ме-262.

В лагере заключённые работали и жили в специально прорубленных в горе тоннелях — это был один из наиболее тяжёлых по режиму лагерей Германии. Строили цеха заключённые практически из всех Европейских стран (75 % составляли русские, поляки и французы). В лагере была создана подпольная ячейка антифашистов, которая вела активную работу по саботажу на производстве. Данных о численности и составе не сохранилось, но благодаря их действиям из запланированных к выпуску 13500 ракет Фау-2 было выпущено только 5946 штук. Ценой нескольких сотней жизней подпольщиков были спасены тысячи жителей Лондона и других городов, которые немцы обстреливали т.н. «оружием возмездия».

Несмотря на то, что лагерные постройки были уничтожены в результате бомбардировок союзников и разграблены после войны, здесь был создан мемориал. Новая веха в истории этого места открылась, когда были расчищены заваленные подземные туннели. Наше знакомство началось возле макета системы лагеря, созданного для формирования пространственного представления лагеря. В процессе посещения музеефицированных туннелей, выставки, экскурсии по территории лагеря демонстрировались методы работы с учебными группами в данном мемориале. Особое внимание было уделено проблемам ведения экскурсий и занятий с молодыми людьми ультраправых взглядов, «трудными участниками».

«Jedem das Seine» (нем. «Каждому своё») – лозунг, выбитый на «вратах, ведущих в ад», своеобразная насмешка над правом, узаконивание права одних исключать из общества других, обращённая к узникам, утверждала беззаконие как закон. Около этой надписи на воротах лагеря, хрупком мостике между прошлым и настоящим, между миром красных треугольников узников и серых орлов надзирателей, группа всегда останавливалась. Через эти ворота с 1937 по 1945 год прошли более 250 тысяч человек со многих стран Европы. Даже сейчас, пройдя эти ворота, назад возвращаешься другим человеком.

Стоя рядом с памятной таблицей, посвящённой узникам Бухенвальда, в окружении молчаливого пустынного пейзажа, обозначенных фундаментов бараков, в тени здания крематория, в объятиях колючей проволоки по периметру, мы вспомнили клятву, произнесённую узниками лагеря 73 года назад: «… Мы клянемся перед всем миром на этой площади, в этом месте фашистского ада, что не прекратим борьбу до тех пор, пока последний преступник не предстанет перед судом народов! Уничтожение нацизма с его корнями – наш лозунг! Строительство нового мирного и прогрессивного мира – наша цель. Это наш долг перед убитыми товарищами и их родными. В знак вашей готовности к этой борьбе поднимите руки для клятвы и повторите за мной: «Клянемся!». Зажгли свечи, почтили убитых минутой молчания.

Возвращаясь в Беларусь, каждый из участников делился своими идеями, планами и намерениями применения в своей педагогической, научной или музейной практике полученного опыта и знаний. Но каждый из небольшой группы знал точно, зачем он будет это делать: чтобы не допустить повторения ошибок прошлого.

Вдохновлённый работой группы,

Павел Мáхинов

 

Фотографии: